Интервью Митрополита Кирилла радиостанции "Эхо Москвы".

22.03.2001, [14:08-14:45]

В гостях: Митрополит Кирилл
Ведущий: Алексей Венедиктов

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, председатель Отдела внешних церковных сношений.

Эфир ведут Алексей Венедиктов и Марина Королева.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Владыка, добрый день. Первый вопрос, который пришел к нам из Смоленска (Вы все-таки митрополит Смоленский и Калининградский) от Николая Ворошилова. Для начала вопрос, который я не понимаю. "Владыка, почему во время божественной литургии Вы сами читаете молитвы в голос, чтобы молящиеся в храме слышали и молились вместе с Вами, а в Смоленской семинарии будущих священников учат совсем по-другому? И кто придет Вам на смену? Спаси Вас Бог. Николай Ворошилов".

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Первый раз слышу, чтобы в Смоленской семинарии что-то говорили противное тому, что делает или говорит правящий архиерей. Но этот вопрос дает мне возможность задать соответствующий вопрос ректору.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Итак, мы начинаем с того вопроса, который вызвал недоумение очень многих, в том числе наших слушателей. Вчера мы задали вопрос, мы просили наших слушателей проголосовать по вопросу, который Вы поднимали. "Согласны ли вы отдавать часть своего подоходного налога в пользу религиозных организаций?" Нам позвонили за 5 минут 3 тыс. человек. 17% выразили согласие, и 83% выразили несогласие. Но при этом голосование продолжалось в Интернете, и здесь уже 7% выражают согласие и 91% выражает несогласие. Не могли бы Вы пояснить, что Вы имели в виду?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Я думаю, что несогласие обусловлено непониманием этого предложения. Речь ни в коем случае не идет о том, чтобы подоходный налог стал больше. Речь идет о том, чтобы из подоходного налога определенный процент направлялся на социальные программы религиозных организаций. Причем тех организаций, которые налогоплательщики желают поддерживать. Например, если человек желает, чтобы в пользу социальных программ Русской православной церкви отчислялась часть его подоходного налога, (не экстра, не плюс, а часть, изнутри подоходного налога), то он делает соответствующую заявку налоговым органам, и государство эту часть подоходного налога перечисляет. Если кто-то желает, чтобы средства были перечислены в адрес других религиозных организаций - ислама, буддистов, иудеев, кого-то другого, кто признан в качестве таковой религиозной организации в России, - то это тоже должно делать государство.

А. ВЕНЕДИКТОВ - А если кто-то не желает?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Если кто-то не желает, то эта часть подоходного налога уходит государству. Ведь государство за счет подоходного налога развивает и социальные программы, в том числе. Поэтому существуют государственные социальные программы, которые и финансируются из подоходного налога. Тем самым мы даем возможность альтернативы. В обществе должны существовать и государственные социальные программы, и частные, и религиозные. Ведь дело в том, что наиболее часто задаваемый вопрос церкви: "почему вы не делаете того или другого", "почему вы не идете в тюрьмы, так активно, как должны были бы", "почему вы не строите приюты для детей", "почему вы не занимаетесь алкоголиками", "почему вы не реабилитируете тех, кто пришел из тюрем". Ведь это общество ждет от религиозной организации. Если общество ждет от религиозной организации, то общество должно дать согласие на финансирование всей этой деятельности.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Простите, я Вас прерываю, Владыка. Сегодня в газете "Ведомости" опубликована большая статья вослед Вашей инициативе и справка. Например, в Италии и Испании есть такая практика, о которой Вы говорили. Там действительно, в Италии 89% итальянцев отчисляет 0,8% от налога в пользу церкви. Но, например, есть, скажем, в Бельгии прямое финансирование конфессий на эти программы. Может быть, лучше, чтобы государство передавало конфессиям?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Это вопрос для дискуссии. Я поставил эту проблему для того, чтобы общество знало о формах и способах финансирования религиозных организаций, каковые существуют в мире. Наше общество должно выбрать тот способ и ту форму, которую считает приемлемой. Но важно, чтобы была избрана какая-то форма финансирования. Потому что иначе церковь будет просто снова отнесена в социальное гетто и не справится с теми задачами, которые перед ней стоят и не ответит на те социальные ожидания, которые существуют.

М. КОРОЛЕВА - Владыка, во-первых, наша слушательница Галина такой вопрос задавала, а потом, во время вчерашнего "Рикошета" у людей тоже возникали подобные вопросы. Они говорят: "Может быть, все-таки проще сделать, чтобы помощь церкви была адресной?" Галина спрашивает: "Может быть, верующие скорее сами выберут себе близкий храм для пожертвований, нежели доверят это государству?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Дело в том, что пожертвования, конечно, очень важная часть церковного финансирования. Но пожертвования не осуществляются на постоянной основе. С чем мы часто сталкиваемся при строительстве храмов? Люди жертвуют, вносят какую-то сумму в начале строительства, а потом меняется их материальное положение, у той или иной фирмы дела немножко пошатнулись, и то финансирование, на которое вы рассчитывали, вдруг исчезает. Поэтому социальные программы не могут зависеть от такого множества факторов, которые, в конце концов, могут закрыть всякое финансирование. Должна быть некая уверенность в том, что вы можете на долгосрочной основе развивать ту или иную программу. Для этого должны существовать определенные принципы финансирования, как я уже сказал, признанные, принимаемые в нашем обществе.

М. КОРОЛЕВА - Фактически получается, что тогда у церкви будет бюджетное финансирование? То есть у церкви будет бюджет, она будет обладать имуществом?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Она будет обладать средствами, которые люди через государство ей будут направлять. Почему я выступаю здесь с таким предложением? Здесь очень важен момент финансовой проверки. Если государство часть средств, которые заложены в подоходный налог, будет передавать религиозным организациям, то у государства будет морально-юридическое право проверять всю эту бухгалтерию. Иногда раздаются критические голоса, что церковные средства якобы недостаточно прозрачны. Должен сказать, что эти голоса просто тоже от неведения. В любой храм может придти налоговая инспекция и сделать ту проверку, которую она считает нужным сделать. И это имеет место. Другой разговор, насколько это делается иногда деликатно, насколько неделикатно, не буду этого касаться, но имеет место. Но если церковь будет получать средства таким образом, как мы сейчас об этом говорим, то тогда государство может на постоянной основе осуществлять финансовую проверку финансирования всех социальных церковных программ.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Основное возражение, которое идет на пейджер в огромном количестве, - это то, что а) церковь отделена от государства и поэтому не дело государственным доходом делиться с церковью, и б) церковь должна жить с того, что прихожане ей жертвуют. Вот два основных возражения.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Возражения не работают. Во-первых, государство финансирует множество программ, которые отделены от государства также. Я думаю, творческая деятельность писателей, художников, - она же не часть государственной машины, верно? Если государство будет финансировать только то, что структурно с государством связано, то это будет очень плохое государство. Государство должно финансировать многие программы, прямо, структурно с государственной машиной не связанные. К примеру, благотворительность, гуманитарные акции и т.д. Поэтому данный аргумент можно спокойно отмести в сторону.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Второй аргумент. Только прихожане, добровольно жертвующие сверх налога. Иосиф пишет: "А налог отдайте государству весь".

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Да, налог отдаем государству. Но государство часть этого налога направляет на различного рода социальные программы, которые оно осуществляет, но которые могут осуществлять и другие агентства, ведомства, в том числе не государственные. Поэтому долг государства поддерживать такого рода инициативы граждан и с благодарностью относиться к такого рода инициативам. Чем больше у нас будет организаций, способных работать в социальной сфере и способных плодотворно решать социальные проблемы, тем будет жизнь иной. Будет больше мира, спокойствия и радости в этой жизни.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Владимир считает, что церковь должна платить налог, а не наоборот.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Кому?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Государству.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Она и платит в лице священнослужителей, которые платят налоги со своей заработной платы.

М. КОРОЛЕВА - Продолжаем тему налогов, предложение отчислять часть налога в пользу религиозных организаций. Здесь сразу несколько вопросов пришло. Очень люди интересуются тем, как по конфессиям будут распределяться эти налоги. Например, наш слушатель Дмитрий Смирнов спрашивает: "Решение о том, какой конкретно организации отправить деньги, будет принимать каждый конкретный налогоплательщик или государство?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Согласно опыту, который существует в других странах, каждый конкретный налогоплательщик. Налогоплательщик делает заявку в налоговый орган, в адрес какой религиозной организации он бы хотел, чтобы отчислялась часть его подоходного налога.

М. КОРОЛЕВА - Подобный вопрос от Александра Ленинского из Москвы. "Добровольное перечисление части подходного налога не ассоциируется ли у Вас с добровольным приобретением облигаций государственного займа в 50-е годы в период правления Сталина? Как Вы полагаете, если все-таки такие отчисления будут, то кто будет распределять и по какому принципу?" Скажем, церковь будет иметь к этому отношение?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Распределять будет государство, потому что государство будет владеть информацией, сколько налогоплательщиков желает отчислять часть своего налога религиозным организациям, и в какие религиозные организации они желают отчислять. Это дело государства. Что касается… простите, первая часть вопроса?

М. КОРОЛЕВА - Не ассоциируется ли это у Вас с добровольным приобретением облигаций?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Да. Но там не было добровольных, "добровольные" в кавычках. Это было принудительно в прямом смысле слова. А здесь 100% добровольно. Человек сделает заявку и скажет: "Я хочу, чтобы все мои средства шли только государству". А потом скажет: "Нет, я хочу, чтобы очень небольшая часть моих средств шла на социальные программы, осуществляемые религиозными организациями".

М. КОРОЛЕВА - И налогоплательщик сможет это проверить?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Да, конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ - У меня последний вопрос по этой теме, потому что есть еще много тем. Вопрос пришел от Петра Андреевича на пейджер во время нашей беседы. "Я бы не хотел говорить о том, чтобы церковь была зависима от государства. Поэтому любая экономическая помощь государства вредна".

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Я в каком-то смысле согласен с нашим радиослушателем. Церковь должна быть экономически независимой, она должна зависеть только от своих членов, тех людей, которые желают ее поддерживать. Но, если хотите, эта идея с налогом, - это просто механизм сбора этих добровольных пожертвований в общенациональном масштабе. И механизм очень эффективный, который обеспечивает не спонтанность этих пожертвований, а планомерность.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Мы переходим к другим темам. Василий из Томска нас спросил вчера в 21:27: "Какие препятствия существуют для встречи Папы Римского с Патриархом Алексием?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Препятствие одно практически. Но оно включает в себя, по крайней мере, две очень больших и сложных проблемы. Дело в том, что ни одна из острых проблем, которая стоит на повестке дня в отношениях между двумя церквами, не была решена.
А. ВЕНЕДИКТОВ - А можно их назвать?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Я обязательно их назову. Но мы считаем, что такая встреча, поелику ее никогда не было в истории, должна быть действительно историческим событием. Это не может быть просто протокольной встречей. Нельзя просто встретиться, поцеловаться, обняться перед телекамерами, сделать вид, что мы дружим, а на самом деле все оставить так, как оно было. Нужно перелистнуть тысячелетнюю страницу разделения, которая очень омрачена последним развитием событий на территории бывшего Советского Союза. Нужно перелистнуть и попытаться писать новую страницу нашей совместной истории без клякс и помарок. Для того, чтобы это сделать, нужно решить, по крайней мере, самые жгучие проблемы. Таких две. Как известно, в начале 90-х годов имела место легализация греко-католической церкви на Западной Украине. И Русская православная церковь поддержала эту легализацию, потому что считала, что та дискриминация, которой подверглись греко-католики со стороны сталинского правительства, была несправедливой. И мы поддерживали эту легализацию, но она обернулась полным разгромом Русской православной церкви на Западной Украине. Физическим разгромом. Храмы были отобраны силой у верующих. Многие люди были физически атакованы со стороны молодежных групп боевиков, лишились работы, были дискриминированы. И мы глубоко убеждены в том, что в конце ХХ века в центре Европы не может быть такого массового нарушения прав человека и религиозной свободы. Это вызов всей европейской цивилизации. И мы просили Папу и католиков: "по крайней мере, осудите!" И никогда не добились этого осуждения.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я Вам приготовил подарок. Сегодня Тадеуш Кондрусевич, архиепископ…

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Да, я слышал, очень хорошо сказал.

А. ВЕНЕДИКТОВ - …подверг критике действия униатов и говорил о том, что все проблемы, в том числе имущественные, христиан следует решать путем переговоров. Он говорит очень интересную вещь. Что встреча (наоборот, он меняет позиции) патриарха с понтификом позволит решить многие из наболевших вопросов, чем раньше мы сядем за стол переговоров, тем лучше. Если бы в 80-е годы не прошел российско-американский саммит в Рейкьявике, может быть, сегодня бы еще существовала Берлинская стена и железный занавес. Так считает Кондрусевич. Он говорит: "Давайте встретимся и там решим, а не до".

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Я приветствую в принципе заявление архиепископа Тадеуша Кондрусевича. Это первое из такого рода заявлений. Я думаю, что мы обратим на это внимание. Но я хотел бы поправить досточтимого архиепископа. Дело в том, что мы, начиная с 90-го года, находимся в переговорном процессе. В 90-м году, как только начался разгром православных епархий на Западной Украине, мы создали четырехстороннюю комиссию по решению этой проблемы, в которую входили православные украинцы, греко-католики, а также Москва и Ватикан. И в семи случаях нам удалось разделить эти храмы. Но потом униаты вышли из этой комиссии под влиянием "Руха". "Рух" просто сказал: "Зачем вам делить с москалями храмы? Мы придем к власти, вам все отдадим". И так все произошло. Они взяли власть и выкинули всех православных. И униаты пошли на этот разгром православной церкви. Поэтому переговоры были. Кроме того, в течение 10 лет мы находимся в переговорах с Ватиканом. Почти каждый год мы встречаемся. И у нас были некоторые решения очень положительные. И договоренности были, как мне кажется, полезными. Но ни одна из этих договоренностей никогда не разрешилась и не реализовалась.

М. КОРОЛЕВА - Владыка, здесь вопрос от одного из наших слушателей. Иван Сидоров из Нижнего Новгорода спрашивает. "Говорят, что католики занимаются прозелитизмом. Что это такое?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Прозелитизм - это похищение душ. Есть такой термин. Когда люди принадлежат одной церкви, а их похищают для другой церкви, это и есть прозелитизм. Мы считаем, что наш несчастный народ, силой оторванный от православной веры в 20-30-е годы, и крещеный в православной церкви на 80%, имеет право вернуться к своим духовным истокам, снова вернуться к той церкви, от которой он был силой оторван. Поэтому мы считаем, что всякая религиозная пропаганда, направленная на то, чтобы этот наш народ, формально крещеный, а чаще всего безбожный, простите, или очень далекий от религии, мы против того, чтобы этот народ обращался в какую-то другую веру. Причем не случайно, как, кстати, Кондрусевич...

А. ВЕНЕДИКТОВ - Кондрусевич об этом говорил, что приходят люди...

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Да. Об этом речи не идет. Пускай приходят, если это будут какие-то случаи. К нам тоже приходят в Западной Европе, но у нас очень твердые указания всему нашему духовенству в Западной Европе - не заниматься прозелитизмом.

А. ВЕНЕДИКТОВ - То есть запрет?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Практически мы запрещаем нашим священникам обращать людей. Бывают, конечно, исключения, когда приходят люди и говорят: "Вы знаете, я просто по убеждениям хотел бы стать православным человеком" - "Ну, пожалуйста". Никакой стратегии не существует.

А. ВЕНЕДИКТОВ - А есть ли какая-нибудь статистика того и другого на последние 5-7 лет?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Я Вам могу просто привести в качестве примера следующее. После войны в Западной Европе образовалась православная церковь западного обряда. Она стала возникать еще до войны. Очень известный представитель первой волны русской эмиграции, талантливый священник и богослов Евграф Ковалевский. У него возникла идея создать православную церковь западного обряда, чтобы всех католиков перевести в православие. И после войны существовала группа монахов латинского обряда, близких к доминиканцам по традиции, которые были православными. Через некоторое время мы отказались от такого рода инициативы. Потому что мы поняли, что мы разделяем христианское сообщество в данном месте, мы как бы раскалываем людей. И почувствовали, что это не христианский подход. И в настоящий момент… кстати, эта группа до сих пор существует, ее возглавляет епископ Жармен. Они до сих пор просят вернуться в Московский патриархат, и мы говорим: "нет, потому что мы не хотим идти по тому пути, по которому идут униаты на Западной Украине".

М. КОРОЛЕВА - Тогда еще один вопрос от нашей слушательницы Анны Антоновой из Москвы. "Как Вы относитесь к экуменизму?" Если можно, вкратце разъясните этот термин.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Экуменизм есть ответ на призыв Господа о единстве всего христианского наследия. Христиане разделились в течение истории. И это разделение христиан является огромным вызовом христианскому посланию, христианской идее. Давайте представим себе, каким был бы мир, какой была бы Европа, Россия, если бы не было разделения среди христиан, если бы не разделился Восток и Запад в XI веке, а потом через крестовые походы. Ведь то, что произошло в XI веке, - это не просто богословское разделение. Это цивилизационный разлом, который до сих пор существует в Европе. Во время бомбардировок Югославии я задал вопрос одному американцу: "Скажите пожалуйста, вы бомбили бы Сербию, если бы Сербия была католической?" И он вздрогнул. Потом подумал и говорит: "Не знаю, как Вам ответить, но, наверное, не бомбили бы". Все эти новые разделения, которые намечаются в Европе, даже принятие в НАТО, странным образом повторяют границы разделения 1054 года между церквами.

М. КОРОЛЕВА - Владыка, но ведь это, в общем-то, высокие материи. А у наших слушателей (Вера, Адам) очень простые вопросы. Вера говорит: "Я православная, муж католик. Между нашими семьями полное согласие. Когда же согласие будет достигнуто нашими церквами-сестрами?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Вера и Адам ставят очень правильный вопрос. И именно поэтому и существует межхристианский диалог. Потому что за эти тысячи лет мы разошлись и в богословских вопросах. И теперь надо посмотреть с высоты этой пройденной исторической дистанции, что же на самом деле нас принципиально разделяет, а что не разделяет. Надо провести такую археологическую работу, наподобие археологических раскопок. Надо весь культурный слой, который действительно вырос за эти тысячи лет, тихонечко и аккуратно расчистить и посмотреть: а что же фундамент, цел?

М. КОРОЛЕВА - А может быть, все-таки надо чаще встречаться, как говорят, простите, в рекламе?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - В рекламе говорят правильно. И я хотел бы на это сказать, что мы встречаемся часто. Настолько часто, что даже некоторые люди считают, что этого не следует делать.

М. КОРОЛЕВА - Владыка, здесь два вопроса, но это буквально справка. Антон Петров из Чикаго спрашивает. "Я слышал, у православной церкви есть сайт в Интернете. Если это так, не назовете ли адрес?" Нам уже сказали, поэтому я его назову: www.russian-orthodox-church.org.ru.

А. ВЕНЕДИКТОВ - На нашем сайте "Эха Москвы", в интервью, которое мы опубликуем, будет полностью приведен этот сайт, так что пользователи Интернета сегодня вечером будут иметь всю информацию.

М. КОРОЛЕВА - И второй вопрос от Аллы из Москвы. "Есть ли в Москве молодежная организация, объединяющая православных христиан? Если есть, то как с ней можно связаться?" Нам назвали адрес. Это Крутицкое подворье, известное в Москве, м. Пролетарская, недалеко от метро. Приходите.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я бы хотел сейчас закончить ту тему, которую мы подняли, отношения Русской православной церкви и католиков. Вопрос Николая Антонова из Москвы, который пришел нам на сайт. "Русская православная церковь критикует католиков, но подписывает договор о сотрудничестве с католической же организацией "Пакс Кристи". Нет ли здесь противоречия?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Во-первых, я очень рад тому, что наши радиослушатели так хорошо отслеживают церковные новости. Действительно, мы тесно работаем с международной католической организацией "Пакс Кристи Интернационалес" и со многими другими католическими агентствами и ведомствами, с католическими епархиями. Наши расхождения с Римской Курией не означает, что мы не находимся в рабочем контакте со многими рабочими органами католической церкви, как в центре, так и на местах. Диалог осуществляется, потому что две таких огромных духовных силы в Европе, как католическая церковь и Русская православная церковь, не могут не находиться в контакте, не могут не взаимодействовать.
А. ВЕНЕДИКТОВ - Вас обвинят в чем-нибудь. В экуменизме…

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Трудно обвинить. Обвинить можно в том случае, если бы мы предавали свои ценности и православие. А я всегда говорю так: в диалоге обе стороны должны быть сильными. Потому что если хоть одна сторона в диалоге слабая, то диалог превращается в диалог всадника с лошадью. И один проигрывает, становится рабом, он теряет. Кстати, это была проблема Советского Союза. Диалог с Западом не получился. В результате этого диалога не стало Советского Союза. Потому что мы оказались духовно слабее. То же самое, может быть, для меня очень важная тема, это судьба Калининграда. Я знаю, что у вас есть какие-то вопросы на эту тему.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Да.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Я тоже считаю, что для того, чтобы начать тесное взаимодействие с Западной Европой, мы в первую очередь должны быть сильными. Тогда это не опасно.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Вот, Вы станете епископом анклава внутри европейских государств. Каким-то образом Вы к этому готовитесь? Вы уже будете в Западной Европе, грубо говоря.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Да. Если говорить о Калининградской области, то меня радует настроение людей. Абсолютное большинство людей, за исключением экзотического меньшинства, не желают никакого отхода от России. Наоборот, как вы знаете, было принято решение путем опроса общественности о строительстве в центре Калининграда кафедрального собора Христа-Спасителя. Была некая оппозиция, потому что Площадь Победы - это та самая площадь, где были демонстрации и парады. Но, в конце концов, 74% жителей Калининграда высказалось за строительство храма именно на этой площади в качестве символа и знака связи с Россией.

А. ВЕНЕДИКТОВ - То есть, нет опасности разрыва, с Вашей точки зрения? Во всяком случае, люди не будут себя чувствовать оторванными от России? На "Малой земле" будут жить.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - При двух условиях. Если, во-первых, придут к власти популисты и авантюристы, которые будут призывать к созданию каких-нибудь балтийских республик или еще к чему-то. Тогда политики могут повлиять. И второе, если не будут созданы условия, которые бы содействовали решению транспортных проблем. Я вспоминаю Западный Берлин времен холодной войны. Ведь как немцы организовали воздушный мост! И не просто воздушный мост, что творилось на автобане! Многополосный автобан, и шли грузовики безостановочно. Помню, колоссальный был терминал в районе Потсдама, который принимал эти грузовики. Там буквально несколько минут, и они шли в Западный Берлин.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Очень страшное сравнение, Западный Берлин и Калининградская область.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Нет, я не в политическом плане сравниваю, в коммуникационном плане. И воздушный мост между Германией и Западным Берлином. У нас практически катастрофа в отношении коммуникаций. Необходимо обязательно создавать паромную переправу Калининград – Усть-Луга или Усть-Ижора. Это необходимо для того, чтобы не был эксклавом наш Калининград и Калининградская область. Необходимо развивать авиационное сообщение, понижать тарифы на перевозки, делать какие-то льготы для людей. Получается так, что жители Калининграда по много раз бывали в Германии, в Польше, Литве, и ни разу некоторые не были в Москве.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Кстати, Вы не чувствуете, что именно Калининград может стать той областью, где верующие люди от православия могут переходить, бывая в Германии, в Польше, в другие конфессии? Нет у вас такого процесса?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Там такого процесса нет, но там высок процент неправославных. Потому что достаточно много немцев было переселено в Калининградскую область. Кроме того, традиционно там проживают литовцы и поляки. Поэтому процент неправославного населения выше, чем в других областях России.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Вам удается уладить там, внутри области?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Там очень хорошие отношения.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Между конфессиями?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Да, нормальные, хорошие отношения. Мы там не видим прямой агрессии, прозелитизма. Священники взаимодействуют, я не вижу проблемы пока.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я бы вернулся к Украине. Анна Яцуха, Ростов-на-Дону, прислала нам вопрос. "Действительно ли РПЦ против визита Иоанна Павла Второго на Украину? Если да, то почему?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Я сказал о том, что мы…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Уже не встреча.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Да, но Украина - каноническая территория Московского патриархата. Мы Папу Римского на Украину не приглашаем. Когда я говорю "мы", то имею в виду не Патриарха, не епископат РФ, а в первую очередь епископат украинский. Больше того, от имени всего украинского епископата блаженнейший Митрополит Киевский и Всея Украины Владимир направил письмо папе с просьбой не приезжать на Украину. И получается вообще какой-то нонсенс, человек едет в гости без приглашения. Нам говорят, что Папа едет в гости с миром. Но странно: с миром вопреки желанию тех людей, которые и должны были бы его пригласить.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Вчера пришла информация, что Вселенский Константинопольский Патриарх Варфоломей Первый высказывается за создание автокефальной поместной православной церкви Украины, готов продолжать содействовать в этом процессе. О чем идет речь?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Речь идет о предоставлении автокефалии украинским православным.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Что такое "автокефалия"?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Автокефалия - это полная самостоятельность. Сейчас Украинская православная церковь фактически полностью самостоятельна, но есть два связующих момента. На Украине в православных храмах поминают имя Московского патриарха. И второе, после избрания главы Украинской православной церкви его должен утвердить Московский патриарх. Итак, два фактора, которые обеспечивают некую духовную связь православных Украины с православными в России. Пока абсолютное большинство православных на Украине за такой статус-кво, не хотят менять ничего. Больше того, само слово "автокефалия" стало восприниматься как синоним какой-то гадости…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Сепаратизма.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Сепаратизма, и вообще чуть ли ни бесовщины. Народ шарахается от самого слова, а в слове нет ничего плохого. Просто настолько сильны желания многих остаться в духовной связи со всей русской церковью.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Напоминает Калининград.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Совершенно верно. Но есть в западных областях Украины часть православных, которые не хотят такой связи. И они ушли в раскол. И сейчас речь идет об исцелении этого раскола, потому что раскол - это всегда беда, это ослабление церкви, и это горе на личном, на семейном уровне. И поэтому, конечно, пытаемся решить эту проблему.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это предложение, чтобы понять Варфоломея Константинопольского, позитивно, или, наоборот, закрепляет нынешнюю ситуацию? Как понять это его заявление?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Это нужно понять как желание войти в процесс, вмешаться в то дело, к которому он прямого отношения не имеет. Но мы переговариваемся с Константинополем о возможных каких-то совместных шагах по Украине. Но я глубоко убежден, что решать украинскую проблему должны сами украинцы. Если сами украинцы скажут, что они хотят автокефалии, у московского патриархата нет возражений против предоставления автокефалии. Сегодня большинство украинцев говорит: "Мы не желаем автокефалии". А некоторая часть говорит, что "мы страстно желаем". Поэтому возник раскол. Но исцелить этот раскол из Константинополя и даже из Москвы невозможно. Только сами украинские православные могут и должны решать эту проблему.

М. КОРОЛЕВА - Все-таки, что касается визита Папы Римского на Украину, если он решит туда поехать и поедет, Русская православная церковь будет как-то препятствовать этому, и сможет ли воспрепятствовать?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Я бы хотел сослаться на письмо Митрополита Владимира. Он пишет Папе, что произойдет в том случае, если Папа приедет без приглашения на Украину. Ни он, ни один из архиереев, ни один из священников Украинской православной церкви не примут никакого участия в этом визите.

А. ВЕНЕДИКТОВ - В последней части нашей беседы после новостей будут только ваши вопросы.

-

А. ВЕНЕДИКТОВ - Пока шли новости, мы договорились о более частом появлении у нас. У нас все темы только по касательной сегодня идут. Давайте хотя бы пройдемся по тем темам, которые обозначили наши слушатели. Марина Беви из СПБ: "Как бы Вы отнеслись к одновременному преподаванию в школах РФ Библии, Торы, Корана, основ буддизма без акцента на религиозность?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Существует отработанный способ преподавания религиозных дисциплин в средних и высших учебных заведениях в мире, есть такая модель. Поскольку люди разных религиозных взглядов и убеждений учатся, то обычно эти дисциплины преподаются на основании выбора, на основе альтернативы. То есть, если человек желает слушать православие, ему этот курс должен быть предложен.

А. ВЕНЕДИКТОВ - За рамками учебного плана?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Нет, это должно быть в рамках учебного плана, но на основе факультатива, то есть свободного выбора. Например, можно преподавать православную этику, то есть помогать людям находить религиозно окрашенную мотивацию поступков. Это ценно для верующего человека. А для человека нерелигиозного нужно преподавать, может быть, основы светской этики, гуманистического подхода к этическому выбору. И дать возможность: пожалуйста, вы хотите православную этику слушать, или светскую. Или если в классе есть мусульмане или представители других религий, то им тоже нужно предоставить возможность выбора. Но здесь вот что обычно предлагается в качестве решения проблемы. Например, в Финляндии. Я часто ссылаюсь на этот пример, потому что он очень интересный. Там если больше 10% детей принадлежат какой-то религии, то государство им преподает основы этой религии. То есть государство оплачивает эти уроки. А если меньше 10%, то местная религиозная община должна платить. Но ребенок имеет право выбора. В любом случае преподавать религию и обучаться религии можно только на основе свободного выбора. Никакой принудиловки не должно быть и никакой обязаловки не может быть, потому что невольник не богомольник.

М. КОРОЛЕВА - Владыка, здесь вопрос по поводу языка, на котором служат в Русской православной церкви. Михаил Синягин из Москвы спрашивает: "Не кажется ли Вам насущным срочный переход на русский язык при богослужении и на нормальное летоисчисление?" То есть в данном случае речь идет о календаре, два таких вопроса.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Я не считаю, что это нужно делать, и быстро делать, потому что это сразу приведет к разделению внутри церкви.

М. КОРОЛЕВА - Почему?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Потому что очень многие люди религиозно воспитаны в атмосфере славянского богослужения. И даже не просто переход на разговорный язык, а иногда изменение фразы, ошибка священнослужителя и то вызывает отрицательную реакцию людей, которые почти все знают наизусть.

М. КОРОЛЕВА - То есть для них это нарушение обряда?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Для них это нарушение, если хотите, строя жизни. Они воспитаны в этом. Но с другой стороны, существует проблема понимания. И в начале ХХ века наша церковь замечательно начала решать эту проблему. Была создана специальная литургическая комиссия под председательством, кстати, будущего патриарха Сергия Старогородского, и они пошли вот по какому пути. Они не заменяли славянский язык разговорным, потому что и заменить-то нельзя. Богослужение - это стихия. Большинство богослужебных текстов - то перевод с греческого на славянский. Как вы знаете, славянский язык является почти грамматической калькой греческого. С греческого на славянский можно буквально перевести, с греческого на русский буквально перевести нельзя. Если стихи по-гречески, то это почти стихи по-славянски. Но это совсем не стихи по-русски. Мы теряем колоссальный эстетический пласт богослужения. Этого делать просто нельзя, это будет варварство. Но возникает вопрос, а как же все это соединить и сохранить. Наши отцы в начале ХХ века начали работу по редактированию славянского текста. То есть сохраняется славянская грамматика, стиль и структура славянского текста, но она наполняется понятными для современного человека словами. По этому пути сейчас нужно идти. У нас есть такая комиссия. Я надеюсь, она будет работать более интенсивно и подготавливать соответствующие тексты.

М. КОРОЛЕВА - А календарь?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Что касается календаря, то переход на календарь будет еще более сложным делом. Потому что большинство людей у нас просто отождествило себя уже с этим старым календарем. Как-то однажды одного русского богослова спросили на Западе: "А что было бы, если бы вы вдруг перешли на григорианский стиль?" А он ответил следующее: "Абсолютное большинство нашего народа пришло бы на Рождество не 25 декабря, а 7 января, потому что это уже традиция". Сломать эту традицию невозможно, сразу вслед за этим будет раскол.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Пасха-то совпадает. Вы же говорили, впервые за много времени…

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Вот еще один пример, очень интересный, в отношении календаря. Многие наши граждане, которые выезжают за границу, где есть православные церкви, которые празднуют по новому стилю. Допустим, в Америке. Есть Американская православная церковь, она по новому стилю празднует. Или в Финляндии. Там не только по новому стилю, там и пасхалия западная. И что вы думаете? Они просят создать приходы Русской православной церкви, чтобы ходить в храм по старому стилю. И это не просто обычные верующие люди, это часто высокообразованные дипломаты и их семьи.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Еще несколько вопросов из Интернета. Хочу сказать нашим слушателям, что все вопросы, которые вы прислали на пейджер, по договоренности мы передаем Владыке. Возможно, на основании ваших вопросов будет написана статья. Да, Владыка?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Попытаюсь, если будет время.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Вопрос такой, очень странный. Сергей Кудашев из г. Чехова: "Владыка, стоит мне разрешить или запретить прочтение книги Булгакова "Мастер и Маргарита" двум своим еще не очень окрепшим в православной вере дочерям 14 и 9 лет?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Насчет 9 лет не знаю, а вот 14 лет не надо запрещать читать эту книгу. Она будит сознание. Единственное, что я бы посоветовал, может быть, немножко прокомментировать эту книгу. Если наш радиослушатель, который задал этот вопрос, то он найдет правильные слова, чтобы сделать нужный комментарий.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Он православный человек. Он говорит: "Я неоднократно задавал эти вопросы разным священникам и на радио "Радонеж". И другой вопрос. "Как Вы относитесь и как православным следует относиться к творчеству священника Александра Меня? А то в одной церковной лавке на мой вопрос о причине отсутствия его книг ответили, что "обновленцев не держим".

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Александр Мень - известный русский богослов, принадлежащий к нашей церкви. Он был священником, никогда не был запрещен, никогда не было никакого официального порицания его творчества. Но я хотел бы сказать, что в творчестве всякого богослова кто-то может найти более приемлемое для себя, кто-то менее приемлемое. Одни богословы кому-то нравятся больше, другие меньше. Но эти книги никогда не были запрещены священноначалием и являются частью нашего богословского достояния.

М. КОРОЛЕВА - Владыка, Юля спрашивает у нас: "Правда ли, что священники не имеют права ходить по улице и просить подаяния на ремонт храма?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Да, правильно. Потому что слишком много ряженых, людей, которые одеваются в священнические одежды и просто обогащаются через такие подаяния.

А. ВЕНЕДИКТОВ - И есть официальный запрет?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Да, есть официальный запрет. В исключительных случаях это можно делать, имея на руках два разрешения. От своего епископа и от епископа той епархии, на территории которой это подаяние собирается. Поэтому, если кто-то входит в электричку в рясе, с крестом и начинает просить подаяние, пожалуйста, спросите у этого человека письменные разрешения. Дело доходит до того, что сегодня некоторые священники просто стесняются одевать рясу. Мои коллеги, служители иногда говорят мне: "Знаете, входишь в автобус и сразу ловишь на себе взгляды пассажиров, которые ждут, что ты начнешь у них просить милостыню".

М. КОРОЛЕВА - Николай Николаевич тоже спрашивает про деньги. "Скажите пожалуйста, стоит ли давать деньги просящему, если ты стопроцентно уверен, что эти деньги будут пропиты или пущены на наркотики?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - В христианской традиции есть такая замечательная фраза: "пусть милостыня запотеет в твоей руке". Перед тем, как давать милостыню, нужно подумать. Милостыня может развратить человека. И если вы заранее знаете, что на эту милостыню будут куплены наркотики или алкоголь, то не нужно такую милостыню давать.

М. КОРОЛЕВА - Михаил спрашивает, как относится Русская православная церковь к гороскопам и предсказаниям. Второй вопрос был от другого слушателя…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Ирина Паривина, Москва: "Верите ли Вы, что бывают вещие сны?"

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Что касается вещих снов, то на основании священного писания можно утверждать, что Бог может передавать свою волю и через сновидения. Это запечатлено в священном писании Ветхого завета. А что касается гороскопов и прочей оккультной атрибутики, то церковь к этому относится отрицательно.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я хотел бы напомнить, что все-таки Митрополит Кирилл родом из Петербурга. Поэтому последний вопрос от Маши: "Как относиться к книгам о Ксении Петербуржской?" Книги разные, наверное.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Книги разные.

А. ВЕНЕДИКТОВ - А как относиться к Ксении Петербуржской?

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Она канонизирована и является очень почитаемой святой. Я помню, как во время моего детства и в юношеские годы часовня была закрыта на Смоленском кладбище, где покоились останки Ксении Петербуржской, и как молодежь приходила и молилась около закрытой часовни. Это очень почитаемая святая, которая пользуется огромным почтением в русском православном народе, особенно среди петербуржцев.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я беру с Вас обещание в прямом эфире, у нас еще масса вопросов, придти и ответить на них.

МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ - Спасибо, я приду и отвечу.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это называется "пойман на слове". Поймать митрополита на слове - это трудно, и тем не менее. Спасибо большое всем, кто прислал свои вопросы. Мы через 5 минут их передадим митрополиту.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, председатель Отдела внешних церковных сношений.

Hosted by uCoz